Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

«Две гвоздики и траурная лента на двери квартиры шокировали моих родных»

«Две гвоздики и траурная лента на двери квартиры шокировали моих родных»
Фото Владимира Батурина

Владимир Батурин — персона в Иванове известная, прежде всего, как инициатор появления расписания транспорта на остановках общественного транспорта. Общественник, который выезжает в рейды, мониторит работу троллейбусов и частных перевозчиков, озвучивает ситуацию в соцсетях, и которого не раз просили держаться в стороне от этой злободневной темы. В частности, на дверь его квартиры вешали две гвоздики и черную ленточку. Но Владимир, наоборот, пошел дальше. И накануне прямой линии с президентом России обратился к Владимиру Путину с просьбой закупить для Иваново новые троллейбусы. Потому что перевозить людей не на чем. Сегодня он собеседник ИА «SM-News».

— Владимир, в своем обращении к президенту Путину ты открыто говоришь, цитирую «Надзорные органы существуют в какой-то параллельной реальности, и многие нарушения в этой сфере годами остаются не решенными. Чиновники в областном департаменте дорожного хозяйства годами сидят на своих местах, и не исключена коррупционная составляющая». Не боишься делать такие заявления?

— Я высказал свое мнение, которое, к слову сказать, нашло отклик и поддержку среди других жителей города. Я — обычный гражданин, просто неравнодушный. Некоторое время работал в телевизионной сфере, занимался выпуском рекламы на одном из ивановских телеканалов, смотрел новости и был в курсе всех событий. Как и многие жители нашего города, я пользуюсь транспортом. Сначала я просто ходил на личные приемы к начальнику городского комитета по транспорту при мэрии и писал обращения. Было это в 2012-м году. Как раз тогда пошли слухи о закрытии муниципальных автобусов. И я обращал внимания чиновников на то, что стабильно работающий муниципальный транспорт под угрозой закрытия. Но мне говорили, что все будет хорошо, успокаивали. Однако получилось с точностью да наоборот.

— Кто такие, по твоему мнению, общественники: критики, конструктивные критики, советники, эксперты, просто жители с активной жизненной позицией?

— Это тот, кто замечает нарушения, озвучивает общественно значимые проблемы, предлагают пути решения. Но по каким-то причинам чиновники их не реализуют и не хотят реализовывать. Возможно, мы просто неправильно предлагаем. Часто бывало, что поначалу предложение не находит должного отклика. Но потом вступаешь в диалог с чиновниками, в дискуссию. И рождается истина. Может, в какой-то степени общественники заменяют надзорные органы.

— Когда ты первый раз пришел в городской комитет по транспорту, как на тебя посмотрели? Как, мягко говоря, на человека, у которого «своих проблем нет», которому «заняться нечем»?

— Реагируют по-разному. На тот момент я ничего не предлагал, а просто обеспокоился закрытием муниципального транспорта. Поскольку рядовые обыватели обычно не знают всех тонкостей и нюансов конкретной темы, то властям легко их обмануть, навешать лапшу на уши. А когда ты погружаешься в ситуацию, изучаешь ее и начинаешь понимать все тонкости, тебя уже сложнее обмануть. Хотя так же пишут и отписки. Это вообще распространенная форма общения с жителями. Чиновники, начальники надзорных ведомств их пишут в тот момент, когда, в том числе, не в их силах что-то исправить. Или когда не хотят, не могут это сделать. Например, когда нет юридических рычагов. Как в этом случае ответить? Только отпиской.

— Так чем дело кончилось в 2012-м? Общественным поражением?

— Да. Последствия потери муниципального транспорта мы наблюдаем каждый день. Ведь муниципальные автобусы работали на городских маршрутах строго по расписанию каждый день, независимо от дня недели и времени суток. Но стало намного хуже. Частники не такие стабильные в этом плане. И не такие ответственные. Они могут и лишние автобусы, маршрутки на линию поставить.

— А это угроза безопасности, потому что частные перевозчики устраивают между собой гонки?

— Да. Причем лишний транспорт они ставят только в то время и на те маршруты, где им удобно и выгодно. На так называемые «вкусные» маршруты и в часы пик, когда пассажиропоток большой. А после 8 часов вечера на том же маршруте люди могут простоять и час, дожидаясь автобуса. На менее популярном у пассажиров маршруте, где изначально не хватает транспорта, автобусы снимут. А как маршрут будет прибыльным, если он ходит редко? Такая парадоксальная ситуация.

— Получается, страдают обычные люди, у которых нет своего автомобиля, или которые в силу разных обстоятельств пользуются общественным транспортом: мамы с колясками, пенсионеры.

— Не каждый транспорт приспособлен для мам с колясками, велосипедистов. Пожалуй, только троллейбусы. А лишний транспорт – это опять же минус и троллейбусам, потому что пассажиры уходят в этот лишний транспорт. Сами понимаете, троллейбус везет практически воздух. Надо за этим следить!

— Это правда, что и троллейбусное депо на грани закрытия?

— Да: изношенность автопарка, дефицит водителей и кондукторов… Вот последний пример: водитель вышел на работу, а кондуктора нет. Многие предпенсионного возраста, или уже на пенсии. Зарплата низкая, и выгоднее быть на пенсии.

— Насколько низкая?

— У кондукторов, если работать только свои смены, это около 9-11 тыс. рублей в месяц. А у водителей около 12 тыс. рублей. Хотя тот же частник дает заработать в разы больше. У них не 800 рублей смена, а 2,5 тыс. рублей на «Богдане». Поэтому автобусники и гоняют за каждым пассажиром, потому что он этого зависит их зарплата. Да, рабочий день у частников длиннее. И водители, безусловно, устают. Но и те, кто работает на троллейбусах, когда берут подработки в свои выходные, тоже нещадно тратят здоровье. В обоих случаях может и сердце прихватить за рулем.

Но беда в том, что руководство ИПТ часто штрафует водителей троллейбусов по пустяковым поводам, эдак, процентов на 20. И водитель, который пахал целый месяц, уже получит не 40 тыс. рублей, заработанные непосильным трудом, а 30. Такая политика у начальства ИПТ, которая позволяет экономить фонд оплаты труда. Между тем, частники не подконтрольны, никто их не накажет. Такое ощущение, что УГАДН не работает. Пример. Водитель автобуса с разбитым лобовым стеклом, «паутинкой» с левой стороны, паркует его прямо рядом с УГАДН. Обещали, что такой автобус на линию больше не выйдет. Но ничего не изменилось.

— Владимир, что думаете по поводу троллейбусов, которые привезли в Иваново из столицы?

— Это б/у троллейбусы, которые по 10-12 лет уже отработали. Их списали. Возможно, они выглядят лучше, чем наши. Но тут мнения разделились. Кто-то говорит, что наши старые такие же или даже лучше. Два месяца назад приехал первый такой троллейбус. Но еще ни разу никого не перевез. Хотя его тестировали у южного аэропорта, где есть спецучасток.

— А частные перевозчики обновляют свой автопарк?

— Покупают в лизинг. Те автобусы, которые они заменили, в силу естественных причин уже обветшали, сгнили. Но на так называемые невыгодные маршруты новые машины не ставят. На 120-м маршруте, к примеру, новые автобусы поставили, а старые не убрали. То есть увеличилось число графиков. Это заторы на остановках и перенасыщение транспортом среднего класса. Кондуктора меньше заработают.

— Какую пользу вы лично приносите обществу как активист? Вешаете расписание троллейбуса на остановках, в частности?

— Я вешаю расписание троллейбуса. Сначала мы это делали за свои деньги, потом подключились и другие неравнодушные жители. В этом году мне финансово помогли меценаты из числа депутатов. Отмечу, что управление благоустройства при городской администрации заказывало таблички некоей фирме, которая выиграла электронные торги. Но эти таблички потрескались, поскольку были сделаны из непрочного, дешевого пластика. А мы свои повесили, и они стоят без проблем. По 35-му маршруту перевозчик сам оплатил. Но сейчас он поставил два лишних автобуса, и расписание уже не соответствует действительности. По этому поводу я обратился в УГАДН.

— Не боишься искать правды? В соцсетях даже в открытой переписке чувствуется, что у тебя немало врагов…

— В том же твиттере отдельные персонажи ведут себя не совсем вежливо и культурно. Понимают, что мы «копаем» не там, с их точки зрения. Да, мы пытаемся добраться до истины. А кому-то это не нравится. Вы правы, нажил врагов. Но и друзей, знакомых тоже немало. Тут главное — не бояться, если знаешь, что делаешь все в рамках закона. Да, мы иногда слишком резко можем высказать негодование по тем или иным позициям. Но эта работа социально значима, важна. И я не один. Нас около десяти человек. Команда, группа сложилась постепенно. Люди приходили, в группу писали. Может, я наивен и идеалист. Но хочется порядка и при желании, я уверен, можно это сделать.

— Владимир, что это за история, когда тебе на дверь повесили ленточку черную и прикрепили две гвоздики. Кто сделал, знаешь?

— Записки не оставили. А предполагать, кто это… Так получилось, что ко мне пришли в гости родные и были шокированы. А траурная лента и гвоздики появились на следующее утро после моего обращения по телевизору с историей о том, как маршрутки с автобусами гоняют. Полиция приезжала, отпечатки пальцев снимала, потом еще проверка была, но недоброжелателей не вычислили.

— Испугался?

— Больше испугались мои родные. Я это воспринял не так серьезно, как наверное, надо было бы. Родные не разделяют мои общественные дела. Зачем тебе это надо.

— А зачем тебе это надо?

— Хочется порядка хотя бы в рамках своего района. Кроме проблем с транспортом, у нас были и другие: приезжали и сливали содержимое ассенизаторских бочек там, где это удобно.

— Люди благодарны тебе за перемены к лучшему?

— В целом отношение делится на три позиции. Кто-то негативно, кто-то безразлично, а кто-то очень поддерживает. Деньги давали на те же расписания. Кто-то перепроверял на ошибки, помогал вешать, в рейды с нами выходит.

Кроме этого проекта с расписанием, у нас еще есть проект «Голоса троллейбуса». Голосами дикторов мы озвучивали остановки и давали справочки по городу на 3-м маршруте троллейбуса. Это была инициатива дикторов. Они безвозмездно это сделали. Я сам монтировал. Мы с трудом протолкнули этот проект. Делали в основном для людей слабовидящих. По идее это ведь так и должно быть. И даже привлекали уполномоченного по правам человека нам в помощь. С 2016 по 2018 годы в рамках нашего проекта «Счастливый билет» среди пассажиров разыгрывали билеты в цирк, кино, музеи и даже на концерты.

— Ты очень часто говоришь: мы. Мы – это кто?

— Активисты, неравнодушные, теперь одна команда. Вместе мы запустили сайт ОТ37. Вкладывали деньги в этот проект. Я сейчас даже кредит взял для развития сайта. Здесь появятся некоторые интерактивные сервисы, о которых сейчас я рассказывать не буду.

У нас есть группы для общения, и число подписчиков растет. Это площадка для обмена мнениями, которая играет определенную роль просвещения. Само собой, присоединяются и те, кому не нравится наша деятельность: перевозчики. Очень не любят, когда про них пишут. А мы ведем мониторинг их работы, и не озвучивать результаты не можем. Я перевозчикам говорил: нам не нужны лишние автобусы. Нужно увеличивать вместимость. И как только появятся лишние машины, я буду первым, кто об этом расскажет. Я сдержал свое слово. И меня уже никак не обвинишь, что мне кто-то «проплатил», хотя такие обвинения были и есть. Я так же обратился в надзорный орган. И СМИ у меня брали интервью.

— Ясно. Вашу критику воспринимают болезненно.

— А мы не только критикуем, но и предлагаем, и сами делаем. Пример. По городу на маршрутах ездит один и тот же автобус, но с разными госномерами на разных маршрутах. Об этом мы сразу написали в ГИБДД. А вместо того, чтобы провести проверку, сотрудники Госавтоинспекции стали спрашивать: а зачем вам это надо? Так можно на любой вопрос ответить! Вместо помощи-то…

— Это к теме про отписки… У тебя есть пожелание к жителям?

— Чтобы люди не были равнодушными. Если это не нужно им, то это не нужно никому. Сотрудники УГАДН должны проверки проводить. Но они говорят: не хватает сотрудников. А ведь зарплату получают. И иногда кажется, что на что-то закрывают глаза. И думается, что они получают зарплату не только у себя на работе, а где-то еще.

Строить дом не лучшая идея. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика