Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Оказаться выброшенным на обочину жизни может каждый

Оказаться выброшенным на обочину жизни может каждый
Фото из архива Марии Недобежкиной
Ивановский благотворитель-волонтер с 20-летним стажем о том, каких людей не принимает современное общество и почему

Прежде, чем мы вас познакомим с собеседницей РИА «SM-News», небольшая ремарка. Тема благотворительности в последнее время стала модной. Помогать детскому дому, к примеру, или спасать бездомных животных с яркими фотоотчетами в соцсетях некоторые личности расценивают как возможность «быть в тренде», поднять свой медийный статус.

Мария Недобежкина из числа тех, кто творит добро искренне, просто потому, что, в первую очередь, это важно ей самой. Это смысл ее жизни. Как она сама призналась, ей жизненно необходимо чувствовать и понимать, что благодаря ее помощи, поддержке и вниманию отодвинутые от общества люди возвращаются к жизни.

Президент добрых дел

В сферу благотворительности она осознанно пришла в непростые 90-е годы, когда заниматься этим в России, а тем более в бедном Иванове было немодно и не принято. И путь для себя принципиально выбрала непростой: работала волонтером в центре СПИД. Тогда люди с ВИЧ крайне настороженно относились к антиретровирусной терапии, полагая, что «таблетками их убивают». Мария вела грамотную разъяснительную работу и в буквальном смысле спасла не один десяток жизней.

В 2008 году, уже обладая солидным волонтерским опытом, Мария Недобежкина организовала в Иванове благотворительный фонд содействия деятельности в сфере профилактики и охраны здоровья граждан «Дом надежды». К этому времени у нее уже была семья: любимые муж и дочка. И они не просто не были против благотворительной деятельности жены и мамы, но и поддержали ее, приняли в ней непосредственное участие. В частности, все вместе из года в год приходят в образах Деда Мороза и Снегурочки с подарками к ребятам из бедных семей. А людям с ментальной инвалидностью Мария Недобежкина подарила возможность общаться и творчески развиваться.

Так что неофициально Марию можно назвать президентом добрых дел. Она ко всему прочему член комиссии по развитию здравоохранения и комиссии по медико-социальной экспертизе, победитель конкурсов на присуждение грантов главы г. Иваново за работу с одаренными детьми и один из победителей Фонда президентских грантов.

«Представляете, каждый день человек приходит к закрытой двери!?»

— Мария, какой ваш проект поддержал Фонд президентских грантов?

— На конкурс я направила два проекта. «Дорога перемен» касался ресоциализации и социальной адаптации потребителей психоактивных веществ, которые прошли курс реабилитации. Сумма этого проекта была 2,5 млн рублей. И еще один – «Вместе мы удержим небо». Это создание Центра дневного пребывания для людей с ограниченными возможностями здоровья. Сумма этого проекта — 1,8 млн рублей.

Что самое интересное, Фонд президентских грантов поддержал оба проекта. Но по условиям конкурса я могла реализовать только один. Раздался звонок из Фонда, сказали, что я должна сделать выбрать. И я его сделала – в пользу людей с ментальными нарушениями. Тогда в Фонде очень удивились: мол, часто, наоборот, выбирают проекты с большей стоимостью. Но я не могла оставить своих подопечных, к которым прикипела сердцем. Я в любом случае искала бы возможность поддерживать этих людей.

— Насколько это круто — участвовать в конкурсе президентских грантов?

— Очень статусно. Проходит серьезная экспертная оценка предложенного проекта. И получить поддержку – это значит, что тебя оценили на таком высоком уровне. Первый мой проект, который тоже получил президентскую поддержку, касался этих людей, точнее организации творческих мастерских для людей с ментальными нарушениями. В этом году проект я расширила до центра дневного пребывания. А в следующем году буду подавать на развитие эмоционального интеллекта путем создания творческих объединений. Проще говоря, мы хотим ставить спектакли.

— Расскажите, почему вам интересны именно люди с ментальными нарушениями? Многие из них проживают в психоневрологическом диспансере. Там им организуют досуг. И наверняка общаются они там друг с другом.

— Да, но они все равно одиноки. Я пытаюсь их реабилитировать в плане эмоциональном. Мне эти люди просто очень близки. Они без обид, без зависти. Им очень хочется пообщаться с нами, с обычными людьми. Но отношение к ним, мягко говоря, равнодушное. Я бы даже сказала, они выброшены на обочину жизни. Обращать внимание на таких людей в обществе не принято. А мы уже сдружились, понимаем друг друга. Они нередко звонят мне, чтобы просто чем-то поделиться. Зовут куда-то вместе сходить, на выставку, например.
Приятно, что доверяют и с какими-то проблемами тоже идут ко мне. Я понимаю, что нужна этим людям. И я стараюсь оказать поддержку – моральную, психологическую, эмоциональную, погладить по плечу: они очень любят тактильный контакт.

— С чего все началось?

— Я раньше работала в центре СПИД, на месте которого располагался психоневрологический диспансер. А его пациенты, люди с ментальными нарушениями, оказались настолько привязаны к месту, что приходили на место бывшего интерната каждый день. И сидели на улице, на лавочке. Представляете, каждый день человек приходит! Приходит к закрытой двери. Кому больше всего нужна помощь? Мне показалась, что именно этим людям. У нас помогают детским домам, а о таких инвалидах, порой, и не знают вовсе.

Когда прошу помощи детям (например, гостинцы воспитанникам детских домов), люди не отказывают. А однажды попросилась прийти со своими подопечными в храм послушать церковный хор. Нам отказали: в зал таких людей нам не надо! У общества эти люди не вызывают сострадания.

— Ментальные нарушения – значит, отставание в развитии, психические отклонения?

— Ментальная инвалидность бывает разная. Среди моих подопечных есть женщина, которая 17 лет работала учителем. А потом что-то страшное произошло в ее жизни, и она попала в интернат. Есть и 40-летний парень, который по развитию напоминает 5-летнего мальчика. Все подопечные разные. Но, что важно, — они с пониманием, уважением, интересом относятся друг к другу. А мы, обычные люди, часто раздражаемся, когда эти необычные люди часто задают нам вопросы, отмахиваемся: отстань! Нетерпимы мы зачастую.

— Сколько человек охватывает ваш проект?

— Участие в проекте принимают около 300 подопечных. Кто-то приходит рисовать или в настольный теннис поиграть. Кто-то поет в музыкальной группе для людей с инвалидностью «Орфей». К нам приходит волонтер заниматься лоскутным шитьем. Делаем эко-игрушки (лошадки из ниток, куклы-обереги), готовимся к ярмарке в рамках марафона добра «Ты нам нужен!». Рассчитываем продать игрушки и пожертвовать деньги на этот марафон.

«На эти деньги можно год жить в санатории на Волге»

— Мария, не узнавали, как в Европе живут люди с подобными диагнозами?

— На днях вернулась со стажировки из Германии, куда ездила как раз изучать, как там работает проект «Достойная старость» с людьми с ментальной инвалидностью, как с ними работают, в каких условиях они проживают. Там открыты хостелы наподобие гостевых домов. Есть люди, которые берут под опеку несколько таких человек и проживают вместе с ними. И получают за это оплату. Все чем-то заняты: кто-то чистит картошку, кто-то моет посуду и пр.

В нашей стране этот механизм еще не разработан, но идея хорошая. Хотя высок риск, и об этом сейчас говорят, что инвалид может стать жертвой обмана и мошенничеств. Квартиру у него пытаются отобрать или сбережения. Поэтому обязательно должно быть контролирующее ведомства. Сейчас много говорят об этом, пока механизма не проработано.

Но это нужно сделать, ведь инвалидов все больше с каждым годом. Жил человек, был здоров, но что-то случилось в его жизни — стресс, авария, болезнь, и он стал инвалидом. По сути никто из нас не застрахован от такой беды и от перспективы оказаться на обочине жизни.

— Поделитесь своими впечатлениями о поездке в Германию.

— Это была экспертная поездка по проекту «Достойная старость», лучшие практики Германии. Мы посетили семь стационарных учреждений для пенсионеров и инвалидов. Естественно, нас возили только в самые лучшие заведения Германии, поэтому, конечно, там все очень хорошо.

— Дорогое удовольствие – жить в таком пансионате?

— Стоимость пребывания в таком учреждении около 4 тысяч евро в месяц. В перерасчете на наши деньги – это примерно 280 тысяч рублей. Для сравнения: за эти деньги можно год прожить в санатории «Решма» в Кинешме, городе на Волге. Часть этих денег оплачивает государство и страховые компании, но почти половину суммы должен вносить сам проживающий или его родственники. Если у человека на счету нет денег, то юрист заведения разыскивает имеющееся имущество и родственников, подает иск в суд и подает на алименты, если родственники не хотят платить за проживание.

Тем не менее, и в Германии люди неохотно идут в дома престарелых и интернаты, предпочитая дом.

— Казенный дом, даже самый комфортный, все же отличается от родных стен… Вы считаете, опыт Европы к нам применим в принципе?

— Я была и бываю во многих наших интернатах, и могу уверенно сказать, что в принципе у нас нисколько не хуже. Единственное, конечно, слабее материально-техническая база. Но если наши интернаты оборудовать по последнему слову техники и сделать ремонт, то уступать мы не будем. Наши преимущества на данный момент – это квалифицированный, добрый персонал, который работает в таких заведениях, и хорошая территория для прогулок. Везде есть отдел культуры, который обеспечивает досуг.

А в качестве пожелания — предложение: может, сделать наши интернаты чуть более домашними, чтобы были не такими большими, а поменьше как большая семья?

«Общение деньгами не измерить»

— Мария, сколько времени в сутки вы тратите на благотворительную деятельность?

— Очень много. Но уделяю время и семье, и дочке.

— Ваша дочь пойдет по вашим стопам, как считаете?

— Полина, безусловно, человек творческий, и я уверена, что она пойдет по моим стопам. У нее большое сердце. Она часто выступает на концертах для инвалидов. Привыкла с детства, что это люди вокруг нас – такие же, несмотря на особенности в физическом развитии. Полина их любит. Например, сейчас она поет дуэтом с мальчиком-аутистом. И не задает вопросов, почему я должна петь с ним. А потому, что ему это нравится. Он развивается.

Проблема в том, что мы своим детям не можем/не хотим объяснить, что к этим особенным людям, со своим миром, как у аутистов, нужно относиться толерантно. Многие родители не объясняют, что они тоже члены общества. У моей дочери, я вижу, душа к ним лежит. У нее есть дар общаться с этими людьми. Особенные дети и подростки с ней очень быстро находят общий язык, уже на уровне жестов.
Сегодня в обществе много агрессии. И чтобы вернуться в доброту (а это нужно сделать обязательно), надо детей растить в атмосфере добра с юных лет и воспитывать с детства в них чувство сострадания.

— Планы на Новый год.

— Будем делать вместе с подопечными и при поддержке областной клинической психиатрической больницы «Богородское» праздничную программу. Обязательно будут гостинцы. Областной координационно-методический центр предоставляет нам помещение.

— И в заключение нашей беседы ваши пожелания обществу.

— Быть добрее. Это в силах каждому из нас. И это не обязательно деньги. В рамках нашего проекта можно прийти и просто пообщаться. Вместе куклу сделать. Посмотрите, с кем в этой жизни вы можете поделиться капелькой добра, внимания. Общение деньгами не измерить. И эти люди больше всего и ценят не подарки, а именно невербальное общение. Да и не только они, а многие из нас.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика